Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Как Холодная война легко может перейти в Горячую

3_ja1(1)

Не нужно забывать про то, что Холодная Война из-за случайной ошибки может легко перейти в Горячую.

Был прошлым летом во Владивостоке. Узнал от знакомых географов об инциденте времен Корейской войны 1950-х годов. Два американских истребителя залетели на территорию СССР, совсем рядом с Владивостоком.
И разбомбили советский военный аэродром.
Мои знакомые географы много лет назад там купили дом в деревне, в этом районеx- Сухая Речка — село в Хасанском районе Приморского края, входит в Безверховское сельское поселение. 154 километра до Владивостока по суше.
Прямо напротив Владивостока через Амурский залив.
Collapse )

Бывший сотрудник радио "Свобода" вспоминает Савика Шустера:))

http://www.rulit.net/books/vek-svobody-ne-slyhat-read-36672-59.html

"Шустер в это время переключился на разговор с директором Армянской редакции РС Эдуардом Оганесяном, к ним номинально присоединился Кушев, а я пока что решил заняться приглашенными на пьянку дамами. Кроме Витмайера и Фрейдкина, представительницам прекрасного пола никто не оказывал внимания, и в силу этого ряды их грозили заметно поредеть. Правда, краем уха, я все же дослушал душещипательную историю о том, почему он, Савик Шустер, теперь так сочувствует гомосексуалистам.

- Понимаешь, Эдуард,- наезжал наш "герой" на совершенно ошарашенного Оганесяна,- их надо понимать и даже по-своему где-то как-то любить. Вот когда я тайно пробирался к никарагуанским "контрас" по одному из каналов ЦРУ, мы плыли на моторной лодке и подо мной сломалась деревянная доска сиденья. Лодка маленькая - ни встать, ни повернуться, а обломок этой доски попал мне... Ну, сам понимаешь куда...

Оганесян, похоже, плохо понимал куда, поэтому переспросил. Савик Шустер не только повторил сказанное, но для наглядности еще и показал, куда именно попал этот обломок.

- И вот почти шесть часов, пока мы плыли, лодка качалась на волнах, и этот обломок доски, понимаешь, он туда-сюда, туда-сюда... и так шесть часов! Я теперь им очень сочувствую!

Когда почти все уже разошлись, оставались Кушев, я и еще несколько дам, не имевших никакого отношения к радио "Свобода". Эдуард подошел ко мне и сказал (от раздражения с чуть более, чем обычно, заметным акцентом):

- Послушай, дорогой, спасибо, конечно, за приглашение, но этот Шустер... Он что, совсем больной на голову? Он что, не мог встать и вытащить этот обломок доски из своей поганой задницы? И зачем он мне рассказывает эти грязные вещи? Почему мне, армянину? Готферрана! (Оганесян употребил турецкое ругательство, которым в армянском языке обозначают приверженцев однополой любви.) Пожалуйста, больше никогда не приглашай меня, когда этот Шустер сидит в твоей квартире.

Да, всем не угодишь... Эдуард, забрав свою даму, отбыл домой (он жил напротив), домой со своей потянулся и Кушев, а мне, слава богу, идти никуда не надо. Я и так уже с дамой и дома. От себя добавлю, что до сего памятного вечера я как-то не подозревал за Савиком Шустером подобных наклонностей, все-таки жена, двое детей... Может, Эдуард Оганесян все же ошибся? Все может быть, но лично я не рекомендовал бы "герою дня" проводить летний отпуск в Армении на озере Севан.

этот раз я полетел в Москву "Британскими авиалиниями" через Берлин. Аэропорт Тегель - маленький. Завернул за угол и вот он - терминал на Москву. Обслуживание поскупее, чем на американской "Дельте", но выпить дают, курить тоже можно. Самолет, правда, небольшой, типа наших "тушек", с одним проходом между сиденьями; пассажиров же на удивление, как килек в известной банке. Ну да и хрен с ними, долетим! Обычные сто "за отрыв", и дальше три часа познавательного чтения. Я впервые лечу без всяких планов, подготовленных вопросов и прочей дребедени. Магнитофон "Сони" со мной, микрофоны и запас пустых кассет тоже, если подвернется что - запишем. Виза у меня многократная, на год. Сварганена Лешкой Мананниковым. Согласно оной, я - гость Комитета по международным делам Совета Федерации. От гендлеровских услуг в этот раз я отказался. Не надо мне казенной квартиры, билета и командировочных. Вот если проведу интервью с Лукашенко, тогда и заплатите, Юрий Львович, как вы любите выражаться, задним числом. Хорошо, хоть не "задним...". После откровений вашего любимого Савика Шустера я бы уже ничему не удивился."

Савик Шустер на википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BA_%D0%A8%D1%83%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80

Похождения Валерии Новодворской в Киеве времен Горбачева

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=8668

IV съезд ДС был приглашен в Киев лидером тамошних дээсовцев Фредом Анаденко. Он обещал нам златые горы, но съезд вышел вроде I Учредительного по количеству приключений на душу делегата. Потом Фред признался, что он думал не об удобствах съезда, а о неудобствах местных гэбистов. По-моему, эта цель была достигнута вполне. Но это были не первые «приключения в Рио». Еще зимой за год до этого мы с Игорем Царьковым ехали в Киев на съезд Украинского Демократического Союза. УДС с Евгением Чернышевым во главе был самой крайней национально-демократической организацией на Украине в 1988—1989 годах, на уровне организации украинских националистов. После съезда, на который мы ехали и который не состоялся, УДС преобразовался в УНДЛ — Украинскую Национально-Демократическую Лигу, а потом Лига стала партией — УНДП. Женя Чернышев выучил в совершенстве украинский и перестал говорить по-русски. Мы были счастливы, что ДС внес лепту в создание радикальных украинских организаций. Мне природные украинцы-радикалы говорили, что каждый раз, когда им хочется сказать: «А пропади они пропадом, эти русские!», — они вспоминают про Евгения Чернышева и останавливаются на полуслове.
Collapse )

Приключения русского поэта Виктора Санчука из Нью-Йорка в аэропортах Нью-Йорка, Киева и Москвы

Очень давно знаю поэта Санчука.
Яркий человек.
Любитель экстремальных ситуаций.

https://www.facebook.com/victor.sanchuk/posts/10202145331974948

"Вынужден на старости лет прибегнуть к услугам фейсбука. Дабы известить знакомых, выказывающих беспокойство о судьбе моей скромной персоны, что со мной все отлично (оно не тонет). Хотя мне действительно случилось за последние дни попасть в - будь она не ладна - историю. Во избежание чьих бы то ни было в дальнейшем возможных толков о подробностях сего попадания, изложу суть всего произошедшего со мной за эти дни достоверно сам.
В начале марта сего года между моими знакомыми и мной было договорено, что я прилечу в середине месяца из Нью-Йорка в Москву, откуда совместно с Александром Подрабинеком и Николаем Храмовым отправлюсь в Киев (с целью посетить в минуты роковые актуальное для данных минут место мира сего). В Киеве было решено оказаться всем 17 марта 2014.
Купив еще в начале марта билет на самолет русской авиакомпании Трансаэро маршрутом НЙ - Москва, я прибыл утром 14 марта в Нью-йоркский аэропорт имени Кеннеди. Зарегистрировавшись на рейс по своему (как мне положено, при въезде в РФ) русскому паспорту, я позвонил по Скайпу со своего ай-фона находившемуся в Москве Александру Подрабинеку, сказать, что все в силе, вылетаю, а заодно поболтать* *(подробности разговора в его забавной части, кому интересно, ниже). В дальнейшем, так как располагал достаточным временем до посадки в самолет, я купил в дьюти-фри несколько блоков сигарет и пару бутылок Джеймисона, потом выпил в подвернувшемся баре шат виски того же сорта и пинту пива (Сэмюэль Адамс), через час примерно повторил процедуру в другой кафешке, заказав также очень плотный ирландский завтрак, каковой, будучи голоден, весь до основания съел. Все описанное - стандартная, выверенная годами норма поведения и алко-пище-потребления при моем перемещении по аэропортам мира, что, в течение жизни было проделано мной несколько сот, наверное, раз. Говорю об этом подробно, так как все имеет отношение к нижеизложенному.
В надлежащее время, то есть в момент, когда пассажиров моего рейса стали запускать в самолет, я, предъявив посадочный талон, прошел в салон и сел на свое место, на котором оставался сидеть без соседей и в абсолютным молчании и счастливом одиночестве в полупустом самолете.
Перед самым взлетом аэротранспортного средства ко мне подошла стюардесса и сказала, что на выходе из самолета меня ждут полицейские, желающие со мной пообщаться. Мне ничего не оставалось, как подняться и выйти из самолета в трубу, соединяющую салон самолета с залом аэропорта, взяв при этом с собой все, купленное в дьюти-фри. Сделать последнее было велено мне стюардессой. При моем выходе несколько, непонятно откуда взявшихся, полицейских стали требовать, чтобы я сдал все законно закупленные мной товары назад в магазин беспошлинной торговли и объявили мне, что снимают меня с рейса по причине, якобы, моего алкогольного опьянения. Самое же поразительное, что требования эти в весьма грубой форме стал излагать мне на чистом русском языке офицер – предводитель полицейских (американских, если кто еще не понял! - посередине, - напоминаю, - Нью-йоркского аэропорта!). Сей факт, особенно в свете всех политических событий последнего месяца, а также обстоятельств моего путешествия, вызвал, признаюсь, во мне приступ великого раздражения, негодования и, забегая вперед, едва ли не отвращения в данной ситуации к самому факту употребления великомогучего русского языка! Тем более, в той неблагопристойной форме, в которой он был этим полицейским использован, ибо офицер кричал на меня в том смысле, что "никуда не полетишь! Давай сюда свое барахло" и проч. и проч. - очень грубо! Каюсь, не сдержавшись, я сам ответил ему в соответствующем духе, вступил в перебранку и пытался силой отстоять свое имущество и вернуться в самолет! Результатом всего скандала оказалось то, что я был скручен полицейскими, заключен в наручники, прикован к какой-то доске и доставлен в таком виде сначала в аэропортовский госпиталь, так как меня объявили пьяным буяном, а позже в камеру одной из тюрем округа Квинс. Один раз, до отъятия у меня телефона и прочих карманных вещей, я сумел позвонить своему товарищу – нью-йоркскому адвокату Борису, но прибыть в аэропорт для помощи мне он не был в состоянии. В тюрьме я был надлежащим образом оформлен местной полицией и провел около полутора суток в общей камере предварительного задержания .
Collapse )

Грузия, 1993 год

Оригинал взят у 9_3viggen в Грузия, 1993 год
Нашел в сети фото Грузии 1993 года, когда в стране был всеобщий пиздец и хаос. Автор - некто Хью Поуп из Великобритании, журналист известной газеты Independent.

Вот Эдик и его команда летят на запад, в Кутаиси. Думаю, они обсуждают, как уебать звиадистов - ведь в 1993 году уже было ясно, что бои за Сухуми рано или поздно кончатся, и не в пользу Грузии.

Collapse )

Иран ч.2

Оригинал взят у khorenyan в Иран ч.2


Персеполь

Рано утром самолет идет на посадку. Я просыпаюсь и вижу как девушки вокруг надевают хеджабы; сомнений нет – я в Иране. Сегодня по плану купить билет в Шираз и посмотреть Персеполь.
Collapse )