v_strane_i_mire (v_strane_i_mire) wrote,
v_strane_i_mire
v_strane_i_mire

Categories:

Частично раскаявшаяся "рыночница" Лариса Пияшева

Были во времена перестройки популярные публицисты. И экономисты-публицисты. Была такая Лариса Пияшева. Радикальная рыночница.
Умерла в начале 2000-х годов.
Егор Гайдар и многие его единомышленники считали и считают, что все они делали правильно в 90-е годы.
Пияшева, хоть и "рыночница" к реформам 90-х отнеслась, оказывается, весьма критично.

http://magazines.russ.ru/continent/2001/107/piya.html

"На страницах нашей новой рубрики, начатой в позапрошлом номере “Континента”, читатель найдет на этот раз беседу Главного редактора “Континента” Игоря Виноградова с известным российским экономистом, доктором экономических наук, экспертом Совета Федерации и членом редколлегии журнала Ларисой Пияшевой. Незадолго до этой беседы в редакции Лариса Пияшева выступала вместе с Игорем Виноградовым и членом редколлегии “Континента” Андреем Зубовым на встрече редакции “Континента” с преподавателями, сотрудниками и студентами Российского Государственного Гуманитарного Университета, проходившей в рамках организованной Университетом большой историософской конференции, которая была посвящена современной России и с материалами которой мы обстоятельно познакомим наших читателей в следующих номерах журнала. Выступление Ларисы Пияшевой на этой конференции дало, однако, мысль попросить ее еще и о специальном интервью для “Континента”, чтобы она подробнее осветила темы, затронутые ею в этом выступлении, — настолько оно по духу и характеру своему отвечало замыслу этой новой нашей рубрики, в которой мы обещали постоянно знакомить наших читателей с тем, как смотрят на итоги и перспективы, с которыми мир и Россия вступают в ХХI век, выдающиеся представители российской и мировой культуры — писатели, политические деятели, музыканты, социологи, публицисты и т.д. А поскольку российская экономика, являющаяся областью профессиональных занятий Ларисы Пияшевой, на рубеже веков переживает как бы некий промежуточный (к тому же двойной) рубеж своей новейшей истории ( 15 лет с начала перестроечных реформ, почти 10 — гайдаровских), Игорь Виноградов попросил нашу гостью поделиться своими соображениями о процессах, происходивших в российской экономике именно в эти последние пятнадцать лет. И хотя бы тезисно, но все же попытаться набросать некую общую и цельную картину ее вчерашнего и сегодняшнего дня, проанализировать и оценить ее структуру, ее состояние и ее перспективы. Лариса Ивановна согласилась ответить на все его вопросы и именно под этим общим углом зрения и начала свой обзор — сначала горбачевского периода, а затем и последующих этапов становления той экономической системы, с которой наша страна подошла к 2001 году.

Весь период реформирования российской экономики четко делится на 2 этапа — горбачевский этап перестройки и этап, который принято называть этапом либерально-демократической реформы. Если ретроспективно окинуть взглядом все происшедшее за это время, то первый этап я оценила бы как маленькое российское экономическое чудо. Второй — как крах этого чуда."

Лариса Пияшева - "1991 год… У меня нет никакой уверенности в том, что вся эта операция по приведению Ельцина к власти и по устранению Горбачева не была спланирована. Что все эти танки, с которых выступал Ельцин, все эти митинги не были акциями определенной части спецслужб и политического истеблишмента — очень грамотно исполненными акциями, потому что вызывали живейшее сочувствие и участие той огромной части людей, которые ждали демократических преобразований в стране и хотели жить в условиях и экономической, и политической свободы. И эта часть общества и посадила Ельцина на президентское место именно для того, чтобы он продолжал экономические реформы. А вот каков был замысел высшего эшелона власти, который разрабатывал эту конструкцию, я сказать не могу.

Объявлено было, что Ельцин пришел для того, чтобы провести либерально-демократическую реформу. И команда Гайдара была привлечена во власть тоже для того, чтобы осуществить эту либерально-демократическую реформу, о которой писали лучшие умы России, о которой многие десятилетия мечталось и диссидентам, и правозащитникам, и всем людям, болеющим за то, чтобы Россия перестала быть страной диктатуры, перестала быть тоталитарной, перестала быть социалистической страной, перестала быть неправовой антидемократической страной и т. д. 1991 год стал годом всех этих надежд и очень больших перспектив, когда по нравственной логике сложившейся исторической ситуации должна была начаться действительно великая либерально-демократическая революция, призванная ликвидировать горбачевские сомнения и половинчатость и вывести страну к нормальным условиям жизни в демократическом, правовом, свободном государстве со свободным обществом и рыночной экономикой. Вот для чего была приглашена команда Гайдара — по крайней мере, так было объявлено обществу.

Гайдар, его сторонники и его последователи не раз говорили о том, что они осуществляли либерально-демократическую реформу, но не смогли осуществить ее в полной мере и так, как этого хотели, потому, что им помешали. Мешал хасбулатовский парламент, который препятствовал либерально-демократическим реформам; мешали коммунисты, которые консолидировали свои силы и формировали оппозицию, мешали демократически настроенные экономисты типа Пияшевой, которые говорили о том, что нужно проводить действительно радикальную реформу собственности, проводить ее быстро и отдавать собственность как можно большему количеству людей. Вообще мешали все — и общество, и власть...

Но, уже теперь прочитав документы, программы, ознакомившись с замыслами гайдаровских реформаторов и сравнив все это с тем, что реально делалось, я совершенно отчетливо понимаю, что в правительстве Гайдара ни о какой либерально-демократической реформе и речи не шло. Речь шла о качественно других вещах — о том, чтобы произвести и сделать легитимным разгосударствление собственности и передать эту собственность высшей номенклатуре — то есть самим себе. Это и было объективным смыслом реформ. Да и не только объективным. Это соответствовало изначальному замыслу: Гайдар в своей книге “Государство и эволюция” совершенно однозначно заявил, что задача заключалась в том, чтобы обменять собственность на власть: члены правительства отдают собственность номенклатуре в обмен на власть. То есть они получают власть, а номенклатура — собственность."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments